Home

История

Летопись Московского «Первого конного» завода – это уникальный сплав истории и современности, в котором нашли отражение самые важные события не только в жизни отрасли, но и страны в целом.

Московский конный завод изначально был задуман как племенное хозяйство, разводящее отечественную породу – орловского рысака вблизи и под патронажем научно-исследовательских и практически-прикладных центров коневодства России.

Орловская рысистая порода – гордость отечественного коннозаводства, - выведенная графом Алексеем Григорьевичем Орловым-Чесменским в конце ХVIII века для условий российского климата, отличалась неприхотливостью, высокими рабочими показателями, была красивой, породной, упряжной, беговой и спортивной.

За годы первой мировой и гражданской войн состояние коневодства в России резко ухудшилось. Мобилизация лучшей части поголовья для нужд армии, ухудшение кормления и ухода при возросшем объёме работ отрицательно сказались на качестве конского поголовья.

Во время Великой Октябрьской революции племенные лошади частных конных заводов были разобраны крестьянами, происхождение многих лошадей утеряно.

Декрет Совета Народных Комиссаров от 23 июля 1918 г. «О племенном животноводстве», подписанный В.И.Лениным, объявил всех племенных животных нетрудовых хозяйств без всякого выкупа общенародным достоянием РСФСР и лёг в основу организации всей племенной работы по животноводству и коневодству. С этого времени началась работа по организации конных заводов в ведении местных сельскохозяйственных органов и Наркомзема РСФСР. В большей степени сохранилось поголовье лошадей, находившееся на ипподромах, и этим облегчённого типа поголовьем и были, в основном, укомплектованы государственные и местные конные заводы.

Ко времени образования Московского конного завода были сомнения в возможности сохранения орловской породы в прежнем виде, поскольку «породистых и дельных орловцев едва ли сохранилось две-три сотни.

На основании приказа Народного комиссариата земледелия от 24 октября 1924 был образован Московский конный завод, который сразу был призван восстанавливать и совершенствовать орловскую рысистую породу, а кроме того, стал базовым предприятием Научно-исследовательского института коневодства.

Звенигородский уезд

Для успешного развития нового конного производства необходим идеальный баланс основных составляющих любого животноводческого хозяйства, а именно: наличие самой культуры разведения, отличных пастбищ и племенного состава. Поэтому место для создания конного завода было выбрано в Звенигородском уезде не случайно.

В начале ХХ века в Подмосковье насчитывалось около семидесяти конезаводов, в которых содержалось более двухсот производителей. В одном только Звенигородском уезде Московской губернии располагалось несколько десятков частных хозяйств, владельцы которых давно и успешно занимались разведением лошадей. Вклад этого подмосковного района в развитие коневодства России был достаточно велик. Специалисты давали ему не только очень высокую оценку, но и признавали, что долгие годы абсолютное лидерство по количеству лошадей среди мировых держав (40 млн лошадей, составлявших 41% всего мирового поголовья) страна занимала далеко не без помощи звенигородских коннозаводчиков.

После национализации в 1918 году заведующим бывшими морозовскими заводами (Успенсое-Молоденово) стал А.В.Смирнов, а соседний завод в селе Иславском возглавил его бывший владелец и одновременно тренер-наездник В.Р.Трапезников. Производственные мощности морозовских конюшен в то время позволяли разводить до 100 голов лошадей. К зиме 1920 года встал вопрос об объединении сопредельных совхозов «Молоденово», «Иславское» и «Успенское» в единое хозяйство «Красный луг» - не только по территориальному признаку, но и по общему виду деятельности. Для создания нового конезавода понадобился год с лишним активной организационной и административной работы. Наиболее известным и крупным хозяйством губернии, на месте которого и открыли Первый московский опытный госконзавод.

До 1917 года завод принадлежал представителю известной купеческой династии текстильных магнатов Сергею Тимофеевичу Морозову, младшему брату мецената Саввы Морозова. Морозовский конный завод в Успенском всегда славился хорошей организацией дела. Основанный еще в 1850 году князем Борисом Владимировичем Святополк-Четвертинском, он был известен как передовой хозяйство с высокой культурой коневодства.

Первые дни

В управление 1-й МОГКЗ поступили и другие звенигородские конезаводы: князей Голицыных в Вяземах, Ивана Викуловича Морозова, семьи Витт в Жаворонках и многие другие.

Начиная с первого года своего основания работа на новом конезаводе по созданию базы племенного поголовья велась очень активно. И хотя уже в 1925 году он располагал семью конюшнями, нехватка денников по организационному штату составляла, как минимум, 27 мест. Необходимо было срочно расширять хозяйство, возводить новую конюшню и другие хозяйственные постройки. Но экономические трудности завода не позволили сразу начать строительство, на первых порах удалось возвести только три сенных сарая под железными крышами, амбар на 49 т зерна, а также подновить и покрасить здания бывших морозовских конюшен.

После первых организационных дел перед руководством завода сразу встал главный вопрос: организация племенной работы. Госконезавод создавался в непосредственной близости от научно-исследовательских и прикладных институтов исключительно как крупный научно-практический центр по сохранению и селекции орловского рысака. Это было передовым начинанием в мировой практике того времени. Оно позволяло полностью обеспечить чистоту экспериментов, не подвергая ценный племенной материал даже минимальному риску. Талант, энтузиазм и многолетний опыт коневодов России должны были стать надежной основой разведения этой самой известной российской элитной породы.

Основными вдохновителями и организаторами селекционной работы на заводе стали профессора В.О. Витт, С.В. Ваганов-Мово и Н.Ю. Тиеф. Заведующим кончастью 1-го МОГКЗ — В.Н. Елагин, а коннозаводством — В.П. Добрынин. Лучшие специалисты страны возглавили научный коллектив — профессора Зоотехнического института П.Н. Кулешов и И.С. Попов, работники Сельскохозяйственной академии А.Р. Жебрак, В.А. Щекин, В.П. Добрынин, представители МОЗО С.И. Зайцев, С.И. Лесли.

Таким образом, молодой конный завод практически с первых дней своего существования стал образцовым учебно-показательным хозяйством не только в нашей стране, но и во всем мире.

Селекция

Селекционная значимость любого хозяйства, разводящего орловского рысака, определяется способностью получать и выращивать лошадей с высоким уровнем развития характерных и хозяйственно-полезных признаков породы. Такую цель поставил перед собой и коллектив 1-го Московского конного завода. Но с первых дней своего существования он погрузился не только в организацию селекционной работы, но и в многочисленные проблемы, накопившиеся к этому времени в отрасли. И одной из них было сохранение чистоты породных признаков орловской рысистой породы.

Орловскую рысистую начали активно разводить во многих конных заводах России, начиная с 1830-х годов. Ее характеристики оказались настолько идеальными для самых различных сфер применения, начиная от хозяйственной и заканчивая коммерческой и военной, что к середине столетия она широко распространилась по всей стране.

Во второй половине ХIХ века практически каждый коннозаводчик стремился не просто поддерживать чистоту классических породных линий, но и создать свой собственный, более «совершенный» заводской тип орловца. Эта, порой стихийная, деятельность и мода на вороных лошадей, продержавшаяся более двадцати лет, сократили возможности породы за счет отсева большого числа представителей серой масти, что могло привести к трагическим последствиям в отрасли. Поэтому уже к концу столетия для сохранения самой породы было очень важно консолидировать селекционную работу с орловским рысаком на всех конных заводах в направлении выведения определенного желательного типа с высокой работоспособностью.

Еще одна серьезная угроза нависла над орловской рысистой породой в конце ХIХ — начале ХХ века, когда в Россию стали ввозить в большом количестве американского рысака — специализированную беговую лошадь. Крупному, с упряжными формами орловскому рысаку становилось все труднее конкурировать с более резвой, мелкой и легкой американской лошадью, а между тем доходы коннозаводчиков напрямую зависели от показателей резвости лошадей.

Многие конновладельцы встали на путь метизации, то есть скрещивания орловского рысака с американским. Полученные от скрещивания помеси были более резвыми и стали вытеснять орловцев с ипподромов и конных хозяйств. Однако к чести тогдашней коннозаводской общественности и Государственного комитета коннозаводства эту скрытую угрозу существованию самой отечественной породы быстро поняли и приняли меры защиты. Уже в 1910-м на знаменитом I Всероссийском съезде коннозаводчиков были предложены экономические пути стимулирования орловских коннозаводчиков.

Решением съезда, вплоть до Первой мировой войны, проводились специализированные соревнования и крупномасштабные выставки орловских рысаков с дорогостоящими призами и большим количеством крупных премий. Постепенно положение стало исправляться, и уже к 1914 году из 87 рысаков класса 2.16 и резвее было 23 жеребца без примеси американской крови. Девять из них происходили, как говорилось, из «семьи Булатной», кобылы, сыгравшей выдающуюся роль в коннозаводстве, создав гнездо не только резвых, но и экстерьерных лошадей. Булатная стала примером того, что неброские и неяркие представители могут являться носителями невидимых внутренних задатков, ценных для породы.

До 1917 года в России насчитывалось 304 тысячи голов лошадей орловской рысистой породы. Подавляющее большинство из них служили «улучшателями» крестьянской лошади, и только небольшая часть разводилась в качестве призовой породы.

В начале 1920-х годов племенное хозяйство первых советских подмосковных заводов был очень неоднородно и невелико. К 1 октября 1923 года «Красный луг» насчитывал трех жеребцов-производителей, 30 маток и 57 голов молодняка племсостава. В соседнем Жаворонковском конезаводе, находящемся в ведении МОЗО (Московского областного земельного отдела) стояли 14 рысистых жеребцов, 23 матки и 12 голов молодняка, а также 2 жеребца и 3 матки бельгийского тяжеловоза. Эти лошади и стали основой племенного состава 1-го МОГКЗ. Но к моменту образования завода, по словам профессора-ипполога П.Н. Кулешова, в хозяйствах губернии сохранилось породистых и «дельных орловцев» не более двух-трех сотен. Собранный по Жаворонковскому, Краснолужанскому и Светлогорскому госконзаводам орловский метизированный материал, охвативший почти все лучшее в породе, планировалось использовать для улучшения орловских лошадей.

Фактически завод уже на ранней стадии заложил надежную и стабильную основу для дальнейшего разведения орловских рысаков в России. Но только к 1931 году за счет появления избытка молодняка был достигнут организационный штат рысаков конезавода — 156 голов, включая жеребцов случного пункта. Из тридцати маток 10 были в возрасте от 5 до 10 лет, 17 — в возрасте от 10 до 15 лет (самом продуктивном и уже оцененном), и только 3 матки старше 15 лет. Одним из жестких условий чистоты ведения орловского отделения планировалось ведение помесных кобыл в направлении поглощения американской линии орловской кровью.

Чтобы справиться с поставленной задачей, рысистые жеребцы должны были обладать высоким рекордом, отличным происхождением, хорошим экстерьером и препотенцией. Производителями, удовлетворяющими этим условиям, стали рысаки Меценат и Ваграм — их некоторую экстерьерную легкость требовалось исправить подбором и воспитанием. Именно поэтому внимание к происхождению и экстерьеру заводских маток было очень пристальное: из-за некоторой легкости жеребцов к ним не пускали чрезмерно легких кобыл.

Так постепенно в результате селекционной работы 1-го МОГКЗ орловский рысак, выведенный первоначально как массовая крестьянская «рабочепользовательная» порода, приспособленная к российскому климату, неприхотливая, с оптимальными габаритными размерами и рабочими показателями, стал той породной, красивой, беговой спортивной лошадью, которой сегодня по праву гордится отечественное коневодство.

Легенда о Квадрате

До 1973 года Московский конный завод № 1 как крупный научно-практический центр по сохранению и селекции орловского рысака специализировался только на разведении породы. Численность производящего маточного состава в этот период колебалась незначительно, в пределах 60 – 65 голов.

С конца 1970-х годов началось активное формирование характерного для завода типа орловского рысака, который отличался такими особенностями, как средний рост, яркая породность, нарядность форм, сухость конституции и скороспелость. На его создание оказало очень сильное влияние широкое использование жеребцов — Квадрата 2.08,1, (Пролив — Керамика), Привала 2.08,8, (Ветер — Пирамида) и Пиона 2.00,1, (Отклик — Приданница).

Появление на свет знаменитых жеребцов Квадрата и Пиона — шедевров орловской рысистой породы — стало вершиной научно-практической деятельности ученых и сотрудников конезавода. Принято считать, что в дальнейшем лучшие достижения всей отрасли были связаны именно с этими двумя производителями и их правильным использованием.

Появление такого жеребца, как Квадрат, стало отнюдь не случайным эпизодом в работе завода, а результатом точного расчета селекционеров. Он был получен путем планомерной и целенаправленной племенной работы и стал более чем удачным завершением всех предыдущих многолетних достижений завода.

Более того, само рождение Квадрата как потенциального элитного представителя породы заранее предусматривалось перспективным планом племенной работы, который составили сразу после Великой Отечественной войны по возвращении завода из эвакуации. В силу того что на МКЗ № 1 всегда придавали большое значение материнской стороне родословной, наиболее подходящим основным производителем в те годы был признан молодой жеребец Пролив 2.11,2, родившийся в 1940 году в Молотовском конном заводе от Ветерка и Плотины.

Всесторонне изучив маточный состав завода, составители плана были уверены, что Пролив является чрезвычайно подходящим жеребцом для многих кобыл из основных маточных гнезд завода. А в отношении перспектив Керамики высказались совершенно определенно, что если от нее и Пролива родится в 1946 году жеребец, то он станет выдающимся рысаком и первоклассным производителем. Такого же мнения придерживался и талантливый профессор-ипполог Владимир Оскарович Витт. Научные прогнозы ученых благополучно оправдались.

В 1946 году от Керамики и Пролива родился Квадрат, который, бесспорно, оказался лучшим не только в ставке 1946 года МКЗ № 1, но и вообще среди всех рысаков, рожденных в этот год в Советском Союзе. Сам факт получения такого точного результата по селекции убедительно иллюстрирует высочайший уровень племенной работы, существовавший в то время на заводе.

Появление Квадрата подтвердило правильность нетипичной по тем временам установки ориентироваться не на старых, проверенных и испытанных жеребцов-производителей, а на молодых и сильных, успех которых можно и нужно было предвидеть. Специалисты завода благодаря своему высокому профессионализму всегда довольно точно выявляли достоинства и мощный потенциал молодых лошадей — и крайне редко ошибались в своем прогнозе. В отдельных случаях они даже останавливали свой выбор на жеребце, не только не проверенном в заводе, но даже не прошедшем испытания на ипподроме, правда, при одном, но обязательном условии, что его родословная и способности хорошо известны. И в результате всегда получали первоклассный приплод.

Квадрат, безусловно, стал выдающимся детищем МКЗ № 1. От своего деда, основателя линии Ветерка, который был резко выраженным фляйером с трудом проходившим даже 1600 м, Квадрат отличался в лучшую сторону своей способностью держать дистанцию. Он намного превосходил своего прародителя Ветерка по породным показателям. В отличие от холерического, с безудержными реакциями Ветерка, Квадрат представлял собой рысака желательного, сильного, уравновешенного и подвижного типа. Специалисты завода приписывали этот дар влиянию кровей Керамики, матери Квадрата, и его бабки — Картинки.

При заездке Квадрат сразу обнаружил задатки большой резвости. Уже в 1948 году, на выводке 2-летних рысаков Московского ипподрома, он выделялся по своему экстерьеру и был признан чемпионом двухлеток. Ко времени выигрыша Большого Всесоюзного 4-летнего приза его промеры составляли 160 – 160 – 178 – 20 при весе 478 кг. На ходу он был исключительно хорош, доставляя большое эстетическое удовольствие зрителям. Ход Квадрата очевидцы вспоминают как «высокий, производительный, скорый, машистый, эффектный и эффективный». Его движения поражали своей непринужденностью, легкостью и сбалансированностью, сбоев он почти не знал.

В Московском конном заводе № 1 тренером Квадрата стал наездник В.В. Базанов, а вот заслуга блестящей, безупречной призовой карьеры Квадрата всецело принадлежит мастеру-наезднику Московского ипподрома А.Р. Рощину. На протяжении своей блестящей карьеры, в постоянной борьбе со сверстниками-орловцами и русскими рысаками, Квадрат сумел выиграть все главные традиционные призы — два трехлетних зимних, два трехлетних летних, два четырехлетних зимних и два четырехлетних летних.

Свои главные абсолютные рекорды 2.08,1 на 1600 м и 4.23 на 3200 м Квадрат поставил на Московском ипподроме в 4-летнем возрасте. В 1954 году Совет экспертов Всесоюзной сельскохозяйственной выставки признал темно-гнедого рысака Квадрата, «рожденного в Московском конном заводе в 1946 г. от Пролива и Керамики, чемпионом ВСХВ по группе жеребцов орловской рысистой породы».

Большое потомство удалось получить от Квадрата не только естественным, но и искусственным осеменением. В 1951–1952 годах он стал первым производителем завода, чей материал был широко использован на конезаводах страны.

Потомки Квадрата стали ярким воплощением лучших качеств орловской рысистой породы, и всегда пользовались большим спросом на торгах международных аукционов, многие из них были приобретены в конные хозяйства четырнадцати стран мира.

Окруженный заботой, вниманием и всеобщим восхищением, Квадрат дожил в Московском конном заводе почти до 30 лет. Как дань памяти и уважения к этому живому чуду и гордости МКЗ № 1 орловскому рысаку Квадрату были установлены два памятника — один на родном заводе и другой — перед павильоном «Коневодство» на территории Всероссийского выставочного центра в Москве.

Русская тройка

Новую страницу в истории Московского конного завода № 1 в конце 1950-х годов открыло создание собственного рысистого троечного отделения и триумфальное участие его питомцев в спортивных соревнованиях.

Благодаря многолетним усилиям и энтузиазму специалистов завода тройка не только вернулась в культуру России как яркий и живой атрибут народного праздника, но и позволила создать современный и зрелищный национальный вид спорта.

Тройка начиная с XVIII века занимала такое важное место в истории и культуре России что уже через столетие воспринималась как эпический символ самой страны. Образ стремительно мчащейся тройки вдохновил не одно поколение писателей, поэтов и художников на создание художественных произведений. Но жизнь дорожной тройки оказался не долгой — к концу XIX века железные паровые кони пришли на смену резвой лошади, а гулкие железнодорожные вокзалы заменили уютные почтовые станции.

Год от года государственная потребность в гужевом транспорте уменьшалась, и тройка вскоре оказалась только средством передвижения местного значения, но именно благодаря этому она не утратила своего романтического ореола, а стала воплощением той бескрайней «малой Родины», которая близка и понятна каждому россиянину.

В середине 1950-х годов в связи с активным развитием международных экономических и культурных связей появилась необходимость найти самый зрелищный и выразительный способ продемонстрировать лучшие достижения отечественного коннозаводства и высокий уровень национальной школы тренировки. Решением этой задачи могло стать проведение спортивных заездов традиционных русских троек, которые должны были придать соревнованиям не только спортивный, но и общенациональный характер.

Тройка — единственная в мире разноаллюрная упряжка — была создана исключительно под условия российских дорог на основе самобытного отечественного изобретения — парной дуговой упряжи, которая служила прекрасным амортизатором при езде по российскому бездорожью.

История тройки берет свое начало в эпоху петровских преобразований, в период становления российской транспортной системы. Самым удобным средством передвижения по российским дорогам того времени была признана упряжь, состоящая из двух или трех лошадей, запряженных в ряд. Характерный признак парной упряжи, получившей название «пары на отлет», — это участие в движении двух лошадей — коренной и пристяжной.

Такая упряжь была довольно резвой и использовалась обычно в двух вариантах: рабочем и выездном (полуямском), именно она и послужила основой троечной упряжки. Для получения тройки в упряжку «на отлет» достаточно припрячь еще одну пристяжную лошадь по другую сторону коренника. И хотя выносливость тройки, ее большая грузоподъемность и хорошая проходимость практически сразу были оценены по достоинству, официально этот вид упряжи был узаконен только в 1770 году, в связи с реорганизацией почтовой службы.

Внешняя выразительность тройки, придававшая ей некоторую «картинность» заключалась в том, что все три лошади в экипаже не только смотрят в разные стороны, они еще и бегут разными аллюрами. Лошадей в тройку подбирают по степени силы и выносливости, потом специально учат определенной манере бега: мощный коренник мчится рысью, а более легкие пристяжные скачут галопом, красиво изогнув головы в сторону и вниз. При этом левая идет галопом с правой ноги, а правая — с левой. От животных требуется особая согласованность движений и постоянный самоконтроль, потому что они должны самостоятельно, стремясь сохранить устойчивость в упряжке, инстинктивно выбрать «ведущую» ногу. Во время бега передняя нога, заканчивая скачок, должна уравновешивать повернутую в другую сторону голову; все жестко подчиняется единому ритму движения, который позволяет плавно и ровно везти повозку. Поэтому при подборе экипажа очень важно точное распределение между лошадьми их «ролей» в упряжке в зависимости от темперамента, характера и физической силы.

Одним из наездников, в совершенстве владевшим таинствами этого старинного «конного искусства», был Александр Родионович Рощин, к которому и обратилось руководство Московского ипподрома с просьбой создать первую тройку. Рощин происходил из семьи потомственных конников Рязанской губернии, был очень авторитетным специалистом конного дела и прекрасным наездником. Его знания и опыт стали залогом успешного решения этой задачи.

24 марта 1957 года состоялся показательный заезд русских троек на дистанцию 2000 м.

Благодаря энергии и усилиям специалистов Московского конного завода № 1 в 2000 году после некоторого перерыва снова были возрождены испытания русских троек в России. Постепенно год от года стали улучшаться качества и съезженность лошадей, выросло и мастерство наездников.

На рубеже веков

В конце ХХ века на долю Московского конного завода № 1 выпало множество испытаний. Во второй половине 1980-х годов государственный курс на перестройку экономической системы СССР, разрушивший устоявшиеся принципы ведения хозяйства, наиболее трагично отразился на животноводческой отрасли, приведя ее в 1990-е годы практически к развалу.

Ряд болезненных изменений претерпело и отечественное коневодство. Отсутствие должного финансирования отрасли и внутреннего рынка на питомцев конных заводов привело коневодство в стране в состояние глубокого кризиса. Московский конный завод № 1 долгое время не являлся исключением в общей драматической картине. Но благодаря своему большому опыту работы, научной базе и кадровому потенциалу, это передовое и показательное производство сформировало очень гибкую систему хозяйствования.

В начале 2000-х годов крупным акционером МКЗ №1 стало акционерное общество «Акрон» — один из ведущих производителей минеральных удобрений в России и мире. Благодаря помощи компании на МКЗ №1 были проведены ремонт конной части и капитальная реконструкция левадного хозяйства, была проведена полномасштабная реконструкция манежного комплекса с современными денниками, покрытием поля манежа, капитальным ремонтом кровли и трибун, обустройством открытых тренировочных полей и левад, оборудованием эффективными системами кондиционирования и вентиляции. Осенью 2002 года реконструкция самого манежа и внутренних помещений была окончена.

20 октября 2002 года состоялось знаменательное событие в культурной и спортивной жизни страны нового тысячелетия — открытие детской конноспортивной школы, в которой дети Одинцовского района могут заниматься совершенно бесплатно.

Официальную церемонию открыл Президент Российской Федерации — Владимир Владимирович Путин. Как отметил Владимир Путин, «коневодство и конный спорт всегда были в традициях России, и сегодняшнее открытие детской школы — это возрождение того, что страна имела». Глава государства также подчеркнул, что «Россия всегда высоко держала планку» в коневодстве и конном спорте. Он выразил уверенность, что «мы не только достигнем прежних высот, но и будем подниматься выше и выше», и к этому наверняка будут стремиться все воспитанники новой школы. В качестве подарка Президент России преподнес воспитанникам школы чистокровного арабского скакуна Альбатроса.

Начиная с 2002 года, в честь основания детской конноспортивной школы, ежегодно в конце октября на МКЗ №1 проводятся конноспортивные соревнования.